- в начало раздела -

Твоя сексуальная ориентация и конфликты с окружающими.

«Как прекрасно, что не нужно ждать ни секунды, чтобы начать изменять мир».
(из дневника юной Анны Франк)

«Может быть, однажды появится хорошо обоснованное, хорошо обдуманное, но в то же время «страстное» убеждение в том, что самый смертный грех из всех существующих – это нанесение ребёнку душевной раны». 
(Эрик Эриксон)

Эти заявления служат отправными пунктами, лежащими в основе того, что Тин Лайн предлагает подросткам чуткий и позитивный подход, чтобы помочь справиться с трудностями, встречающимися на пути queer-подростков в нашем обществе.


Позади…
…серьезные исследования, показывающие то, что приблизительно 10% всего населения земного шара состоит из геев, лесбиянок, бисексуалов или транссексуалов. Все они различны в этническом, географическом и социально-экономическом плане. Многие из подростков находятся в замешательстве по поводу своей сексуальной ориентации. Они разрываются между желанием быть такими же, как и их гетеросексуальные одноклассники, и желанием выразить свою нарастающую гомосексуальность.
Большинство боятся быть отвергнутыми семьёй или сверстниками. Многие, борясь с проявлениями сексуальной принадлежности, заявляют, что они бисексуалы. Подростки с нетрадиционной ориентацией более склонны к суициду: на их долю приходится до 30% совершённых самоубийств в год среди молодёж. (по данным Департамента здравоохранения США, 1989). Соответственно, нам следует делать всё возможное, чтобы такие подростки чувствовали себя абсолютно уверенно в этом мире, чтобы их сексуальность и эмоциональность сливались в значащее и позитивное целое.


Гомофобия.
Гомофобия – предрассудок, такой же как расизм, сексизм и антисемитизм. Постоянное отношение к геям и лесбиянкам, как к чему-то позорному, зачастую толкает их в подростковом возрасте на то, чтобы подавлять выражение и реализацию себя как индивида на личностном и социальном уровне. В итоге гомосексуалы начинают относиться к меньшинствам. Меньшинства, которые находят в себе силы перешагнуть через всякие предрассудки, страдают от несправедливых, негативных действий со стороны остальной части общества.
Эти поступки (действия) могут быть просто неуважением или словестными издёвками, а могут доходить до открытой дискриминации и даже физического насилия.
Зачастую взрослые ошибочно избегают разговоров на эту тему. Под прикрытием защиты молодёжи от «угрозы» или «распространения» гомосексуальности, огромная боль и страдания тем самым наносятся подросткам, которые начинают понимать, что их пытаются защитить.


Выход из подполья (Coming Out).
Coming Out – это сложный выбор. «Кому я могу сказать об этом?», «Что они скажут?», «Будут ли они по-прежнему любить меня?», «Будут ли они принимать меня таким, какой я есть?» Предполагаемые ответы на эти вопросы вызывают вполне обоснованный страх и боль. Раскрытие перед одним из друзей или сверстников может иметь огромные последствия для подростка. Большая важность того, как тебя воспримут окружающие люди, и стремление быть, как все – такие домыслы приводят к страху оказаться изгнанником. Естественно, эти мысли заставляют задуматься, а стоит ли вообще рассказывать кому-то?

Раскрытие перед семьёй может привести к такой реакции, как вина, страх или отрицание вины. Действия членов семьи могут варьироваться от принятия подростка и принуждённого лечения до изгнания из семьи. Многие из таких вот «изгнанников» околачиваются на улицах из-за того, что от них отреклись и выставили на произвол судьбы. Некоторые начинают заниматься проституцией, чтобы хоть как-то прокормить себя и выжить. 

Очень часто другие социальные образования, в которые гомосексуалы имеют право обратиться, попросту отказывают им в помощи. Некоторые из предрассудков заключаются в том, что человек с нетрадиционной ориентацией не может быть порядочным христианином, хорошим адвокатом, рабочим или политиком. В дальнейшем это приводит к тому, что человек начинает верить в своё «отличие» и даже «неполноценность». К счастью, многие из этих убеждений перестают существовать, меняются, но далеко не все. 


Queer like us
У каждого взрослеющего поколения гомосексуалистов есть свои причины для переживаний. И у сегодняшних детей их предостаточно: самоопределение, раскрытие перед собой, семьёй, обществом; религия, выживание и насилие; даже язык. На каком языке, какими словами они могут описать себя и то, что у них творится внутри? Многие геи, лесбиянки, бисексуалы и FtM-транссексуалы называют себя «queer» (От англ. странный; не такой, как все - прим.переводчика).

Queer – это слово, написанное однажды из-за ненависти, сегодня же это часто употребляемое слово. Слово queer не имеет рода, половой принадлежности. Оно относится как к девочкам, так и к мальчикам. Queer не имеет расовой принадлежности, этнической группы, возраста, пределов. Queer включает в себя всё.

А как быть со словом transgender? Трансгендер – это общий термин для обозначения всех половых отклонений. Сюда относятся cross dressers (люди, любящие переодеваться в одежду противоположного пола; большинство из них гетеросексуальные мужчины), drag kings (люди, имеющие пристрастие подражать музыкальным идолам противоположного пола, облачаться в сценические экстравагантные костюмы) и транссексуалы – те, кто с помощью гормонов и хирургического вмешательства изменяют свою половую принадлежность. Родовая (гендерная) идентичность – это то, что касается рода: «Я ощущаю себя девочкой или мальчиком?» Сексуальная идентичность – это то, что касается полового влечения: «Меня влечёт к девочкам или к мальчикам, или к обеим полам?»


В опасности.
Степень запугивания и насилия, которые встречают на своём пути queer-тинейджеры, ошеломляет. Дети, имеющие родителей или старших братьев, часто подвергаются побоям; иногда дело доходит даже до госпитализации. Подростки бросают школу, чтобы избежать драк, ежедневных словесных издёвок, ссор и т.д. Жестокость ужасающа, но порой взрослые не знают, как прекратить это. К примеру, когда вмешивается учитель, они (будучи также гомосексуалами) могут даже испугаться, что в их ориентации могут тоже усомниться.

Queer-подростки часто чувствуют себя одинокими и изолированными. Они всё ещё легко верят негативным стереотипам, исходящим из их семей, религии и общества. Легко поверить в то, что ты один на целом свете не такой, как все. Queer-подростки подвержены депрессии, тревогам, а также зачастую начинают увлекаться спиртными напитками и употреблять наркотики. Наша молодёжь рискует подхватить ВИЧ-инфекцию или покончить жизнь самоубийством. Наших детей выдворяют из домов в рекордных количествах: свыше 40% изгнанных или сбежавших из дома подростков в Лос-Анжелесе составляют гомосексуалы.


Подполье.
Многие задаются вопросом, почему 10% нашего населения геи, лесбиянки, бисексуалы? Родители волнуются: «Это от природы или влияет воспитание?» Учёные ломают голову: «Это биология?» Это выбор? Люди не выбирают: быть гомосексуалом или гетеросексуалом? Единственный выбор, перед которым стоит большинство queer-подростков, это заявлять о своей ориентации открыто или нет. Вместо того, чтобы задаваться вопросом «почему?», лучше повернуть вопрос в другое русло: «Как я могу помочь моему ребёнку (студенту, другу) чувствовать себя комфортно в окружающем мире? Что я могу сделать для того, чтобы мой дом, школа, рабочее место были бы более лояльны к гомосексуалам?»

Многие слышали выражение: «Партизанское подполье». И это на самом деле так. Подполье – это ужасное место для житья. Когда мы находимся в подполье, мы задыхаемся. Часто это приводит к смерти. Что такое подполье? Это замкнутое пространство, склеп. Там НЕТ ВОЗДУХА. И НЕТ СВЕТА. Это не то место, куда вы бы поселили рыбок или посадили растение. Тогда почему же мы приучаем наших queer-подростков жить, как в склепе? 

Сегодня процесс самоопределения у подростков происходит на более ранних стадиях развития и намного быстрее. К 12 или даже к 10 годам дети уже «выходят из подполья» и пополняют ряды гомосексуалистов, благодаря интернету, переписки и т.д. Факт общения с кем-то, кто тебя поддерживает – будь то член семьи или просто подросток такой же ориентации – многое меняет. Такая беседа даже может способствовать спасению жизни подростка.

Мы выходим из подполья, когда нам надоедает прятаться или притворяться. Когда ребёнок говорит родителям или учителю о том, что он гомосексуалист, это всё равно, что он признаётся им в любви, доверяет и нуждается в них. Это великий дар, если вам кто-то доверяет свои сокровенные мысли. Признаться окружающим – это большой риск. А жизнь «в подполье» причиняет боль всем – не только гомосексуалу.


Семьи.
Для выявления правды требуются двое: рассказчик и слушатель. Выслушивать антигомосексуальные шутки приносит боль также и нашим родителям, членам семьи, друзьям и сослуживцам. Гомофобия не даёт маленьким мальчикам становиться танцорами, а девочкам получать кайф от занятий спортом. Страх, отвращение, непонимание – вот истинные угрозы семье, как ячейке общества, а вовсе не то, что один из её членов – гомосексуалист.

Тем не менее некоторые queer-подростки вовсе не страдают. Они не извиняются. Они не прячутся. Они в открытую заявляют о себе и требуют того, чего они заслуживают. К примеру, на День молодёжи queer-подростки со всех уголков Калифорнии пришли в Сакраменто к законодателям по поводу своих прав на защиту от преследований, насилия и запугиваний. Эти подростки бросают вызов устоявшимся традициям, границам и отношениям, а также самой дефиниции сексуальности. И мы все должны к этому прислушаться.

по материалам организации "TeenLine" © Шелдон Андельсон, 2002
перевод Virtual Girl © специально для Teen.Lesbiru.Com, 2003